Доброго времени суток!

ДОБРОГО ВРЕМЕНИ СУТОК! РАДА ПРИВЕТСТВОВАТЬ ВАС НА СТРАНИЦАХ МОЕГО БЛОГА "BERGAMOT"!

понедельник, 6 июля 2015 г.

Тула... История восьмая... (За пределами города: Свет Ясной Поляны - ЧАСТЬ ВТОРАЯ)

 Здравствуйте, дорогие читатели блога «BERGAMOT»!
   В прошлый раз мы с Вами совершили увлекательную прогулку по территории усадьбы Льва Николаевича Толстого  Ясная Поляна, а сегодня я предлагаю зайти в дом…
  Как только переступаем порог яснополянского дома, то оказываемся в передней. Здесь стоят большие березовые шкафы, которые  наполнены книгами на разных языках, но это лишь часть огромной библиотеки, собранной тремя поколениями семьи: князем Николаем Сергеевичем Волконским, дедом со стороны матери, графом Николаем Ильичом Толстым, отцом, и самим Львом Николаевичем.
  
Между прочим, Толстой был настоящим полиглотом: знал около 15 языков!
В совершенстве владел французским, английским, немецким (правда, по свидетельству близких, не любил его); свободно читал по-польски, по-сербски, по-итальянски, хорошо знал латынь, изучал древнееврейский, древнегреческий. В восьмидесятилетнем возрасте начал изучать японский язык, но не смог его одолеть.
  Здесь же, в специальном шкафу, хранятся ружья и охотничьи принадлежности – свидетельство страстного увлечения Толстого охотой. Он охотился один, с Тургеневым, с Фетом, с братьями и друзьями, брал с собой детей.
  На лестничной площадке второго этажа стоят старинные часы. Льву Николаевичу они были дороги своим воспоминанием о детстве, родителях. По семейным преданиям, эти английские часы с секундной стрелкой и календарем купил Николай Сергеевич Волконский.
 
А это самая большая и светлая комната дома. В семье Толстых она именовалась залой. В ней ежедневно собиралась вся семья, здесь обедали, ужинали, пили чай; здесь перебывало множество разнообразных людей. В этой комнате при жизни Толстого звучали голоса И. С. Тургенева, А.А. Фета, Н.С. Лескова, А.П. Чехова, М. Горького, И.Н. Крамского, И.Е. Репина, Н.Н. Ге и многих других. В этой комнате, как и в других помещениях дома, отсутствует всякая роскошь, характерная для многих помещичьих усадеб. 



  На стенах висит целая галерея портретов...


Старое вольтеровское кресло
    С одной стороны – фамильные портреты. В центре висит холст  работы неизвестного художника, где изображен прадед Толстого по отцовской линии Николай Иванович Горчаков.
Николай Иванович Горчаков
О личности этого человека в семье ходили многочисленные легенды, передававшиеся из поколения в поколение.  Илья Львович, сын Льва Николаевича, писал в воспоминаниях: «Рассказывали про него, что он был очень богат и очень скуп. Он любил считать деньги и целыми днями пересчитывал свои ассигнации. А когда ослеп, он заставлял одного из своих приближенных, которому одному только доверял, приносить к нему заветную шкатулку красного дерева, отпирал ее своим ключом и на ощупь снова и снова пересчитывал старые, мятые бумажки. А в это время доверенный его незаметно выкрадывал деньги и на их место клал газетную бумагу. И старик перебирал эту бумагу тонкими трясущимися пальцами и думал, что он считает деньги».
Илья Андреевич Толстой
  Справа от него расположен портрет Ильи Андреевича Толстого, деда великого писателя по отцовской линии. По семейным преданиям,  это был человек расточительный, мягкий. Он содержал оркестр, театр, отправлял стирать белье в Голландию на специальных подводах несколько раз в год, вел жизнь крайне роскошную, детям оставил много долгов и заложенные имения. В какой-то мере послужил прототипом  при создании образа Ильи Андреевича Ростова в романе «Война и мир». 
 Слева от центрального портрета находится образ Николая Сергеевича Волконского, деда по материнской линии, владельца Ясной Поляны.
Николай Сергеевич Волконский
Если мы внимательно посмотрим на его портрет, то сразу придет на ум описание старого князя Болконского из «Войны и мира»: «Князь был свеж для своих лет, голова его была напудрена, чистая борода синелась, гладко выбрита. Батистовое белье манжет и манишки было необыкновенной чистоты. Он держался прямо, высоко нес голову, и черные глаза из-под густых, широких, черных бровей смотрели гордо и спокойно над загнутым сухим носом, тонкие губы были сложены твердо».
Екатерина Дмитриевна Волконская
В левом углу висит портрет монахини с четками - Татьяны Григорьевны Горчаковой (Мордкиной),  прапрабабки Льва Толстого. Дети очень боялись этого портрета, потому что считалось, что монахиня выходит по ночам из рамы и бродит по дому. С противоположной стороны – образ Екатерины Дмитриевны Волконской (Трубецкой), жены Николая Сергеевича, бабушки Льва Николаевича с материнской стороны.

На противоположной стене крайним справа расположился портрет Софьи Андреевны Толстой, автором которого был известный художник В.А. Серов (1892).
Софья Андреевна Толстая
Софья Андреевна Толстая  - верная спутница жизни писателя. Их свадьба состоялась 23 сентября 1862 года. Лишь месяц назад Сонечке Берс исполнилось восемнадцать лет, а теперь она хозяйкой входила в Ясную Поляну. Для Сони началась новая, столь непохожая на прежнюю деревенская жизнь в отдаленном имении. С первых дней их жизни вдвоем она иногда испытывала робость перед ним: «Он счастливый, потому что умен и талантлив. А я – ни то, ни другое. Одною любовью не проживешь, а я так ограничена, что покуда только и думаю о нем».
Софья Андреевна Толстая (1862 г.)
«Я… счастлив и новый, совсем новый человек», - так писал Лев Николаевич Толстой вскоре после женитьбы в письме А.А. Фету. «Я дожил до 34 лет и не знал, что можно так любить и быть так счастливым… Теперь у меня постоянно чувство, как будто я украл незаслуженное, незаконное, не мне назначенное счастье. Вот она идет, я слышу ее и так хорошо».
Здесь же висят два портрета самого Толстого. Наиболее известный среди них – портрет Л. Н. Толстого, созданный И. Н. Крамским в Ясной Поляне осенью 1873 г. Другой портрет Толстого был написан И. Е. Репиным в его первый приезд в Ясную Поляну в августе 1887 г.
  
Татьяна Львовна Толстая-Сухотина
В центре - портрет старшей дочери Толстых – Татьяны. Софья Андреевна сама просила Репина написать этот портрет. Она писала: «Рождение моей дочери Тани было как праздник, и вся жизнь ее была потом для нас, родителей, сплошная радость и счастье. Никто из детей не внес такого содержания, такой помощи, такого разнообразия, как наша Таня. Умная, живая, талантливая, веселая, любящая, она умела вокруг себя всегда устроить счастливую духовную атмосферу, и любили же ее все – и семья, и друзья, и чужие».
Мария Львовна Толстая-
Оболенская
На этой же стороне висит портрет средней дочери Марии. Пожалуй, самой любимой дочери писателя. Она была пятым ребенком в семье, и вот, что писал о ней отец: «… та, с которой Соня была при смерти. Слабый, болезненный ребенок. Как молоко белое тело, курчавые белые волосики; большие, странные, голубые глаза; странные по глубокому, серьезному выражению. Очень умна и некрасива. Будет одна из загадок. Будет страдать, будет искать, ничего не найдет; но будет вечно искать самое недоступное».
  
Вообще, в семье Софьи Андреевны и Льва Николаевича за почти пятидесятилетнюю супружескую жизнь родилось 13 детей. Сергей, Татьяна и Илья считались в семье старшими, Лев и Мария – средними. Петр, Николай и Варвара умерли в младенческом возрасте. Андрей, Михаил и Александра были младшими детьми. Еще были Алексей и Иван, умершие в 4 и 7 лет соответственно. Разница между старшим сыном Сергеем и младшим Ванечкой составляла 25 лет, а первая внучка Толстых, Анна Ильинична, была Ване ровесницей (оба родились в 1888 году)
Дочери Толстых (слева направо): Татьяна, Мария, Александра
Софья Андреевна со старшими детьми - Сережей и Таней
Слева направо: Илья, Лев, Татьяна, Сергей
Лев Толстой в кругу семьи
Ванечка - последний ребенок в
семье Толстых 
Сыновья. Слева направо: Лев Львович, Илья Львович, Сергей Львович,
Андрей Львович, Михаил Львович. Фото, 1904 год
   В зале есть и уютный уголок: небольшой диван в углу, перед ним круглый стол и несколько кресел. Слева, у оконных простенков, два высоких зеркала в золоченых рамах с подзеркальными столиками.



Зала. Досуг в семье Толстых.
   Из залы переходим в старую часть дома. И следующей остановкой является гостиная. Эта комната была когда-то угловой, и в ней в течение долгих лет жила тетушка Льва Николаевича Толстого, троюродная сестра отца Николая Ильича. Татьяна Александровна Ергольская всю свою жизнь посвятила воспитанию племянников. Ее образ также нашел отражение в произведениях Толстого. Ее молодость – это отчасти молодость Сони в «Войне и мире», зрелые годы – тетенька Нехлюдова в «Романе русского помещика» и в «Утре помещика», это образ Татьяны Семеновны в «Семейном счастье».
Софья Андреевна с Александрой
   С 1874 года эта комната связана с жизнью Софьи Андреевны. Здесь она переписывала рукописи Толстого, занималась рукоделием, фотографией.
  За круглым столом Тургенев в последний свой приезд в Ясную Поляну читал рассказ «Собака», а А.А. Фет - неоднократно  свои стихотворения.
 На стенах висит большое количество фотографий, но особого внимания заслуживает портрет работы художника Н.Н. Ге, на котором изображена Софья Андреевна, держащая на руках младшую двухлетнюю дочь Александру.
   По соседству с гостиной расположена комната, которая занимает центральное место в доме-музее. До 1903 года здесь располагалась вторая гостиная: справа большое окно с дверью на балкон. Все любили эту комнату.  Лев Николаевич отметил в своей записной книжке: «Вечером сидишь на балконе, стрижи делают круги над домом, иногда один отделяется и, как пуля, звуком пролетает над головой».
Софья Андреевна записывала в свое дневнике: «Дверь в середине стены (из столовой) была отворена в маленькую гостиную с старинными розового дерева клавикордами, а из гостиной были отворены двери с таким же итальянским окном на маленький балкон, с которого прелестный вид… потом все ужинали, а я села на балкон, наверху, и смотрела на прекрасный вид в сад, на пруды, на елки и на небо».
С 1903 года эта комната стала кабинетом. Один из современников вспоминает: «Вся обстановка нижнего кабинета теперь перенесена наверх: простой деревянный письменный стол, рабочее кресло, несколько стульев, этажерка и полка для книг, клеенчатый диван, на котором родился Лев Николаевич, круглый стол, заваленный газетами, журналами, книгами. На стене кабинета почти никаких украшений, висят только портреты, пила; в углу стоит коса и здесь же на столе разложены топоры, молотки, зубила, щипцы и другие инструменты для работы. В кабинете нет даже лампы: Лев Николаевич пишет и читает всегда при свече».
Лев Николаевич любил это письменный стол, потому что он принадлежал отцу. За этим столом написаны «Война и мир» и «Анна Каренина». А в этой комнате – «Фальшивый купон», «Дьявол», «Не могу молчать», «Круг для чтения» и многие другие.
На столе можно увидеть пресс-папье в виде бронзовой собачки на подставке из красного мрамора, которая принадлежала Татьяне Александровне Ергольской.
В романе «Воскресение» Толстой писал: «Войдя в его (Нехлюдова) маленькие комнатки, Наталья Ивановна внимательно осмотрела их. На всем она увидела знакомую чистоту и аккуратность и поразившую ее совершенно новую для нее  скромность обстановки. На письменном столе она увидел знакомое е пресс-папье с бронзовой собачкой».



   Работать за столом Лев Николаевич любил, сидя в маленьком детском креслице – из-за свой близорукости, низко наклонив голову к бумагам.
Толстой чрезвычайно любил те вещи, которые напоминали ему о детстве, близких, но ушедших людях. «Помню его (отца), - вспоминал Л.Н. Толстой, - в его кабинете, куда мы приходили к нему прощаться, а иногда просто поиграть, где он  трубкой сидел на кожаном диване и ласкал нас; а иногда, к величайшей радости нашей, пускал к себе на спину на кожаный диван и продолжал читать или разговаривать с стоящим у притолоки двери приказчиком или с С.И. Языковым, моим крестным отцом, часто гостившим у нас».
  На этом старинном кожаном диване родился сам Толстой, его братья и сестра, практически все его дети, две внучки.
 В одной из черновых редакций «Анны Карениной» говорится, что диван этот «всегда стоял в кабинете у деда и отца Левина» и что на нем «родились все Левины».
Все мы помним описание родов маленькой княгини в Лысых Горах (роман «Война и мир»): «Через пять минут княжна из своей комнаты услыхала, что несут что-то тяжелое. Она выглянула – официанты несли для чего-то в спальню кожаный диван, стоявший в кабинете князя Андрея.  На лицах людей было что-то торжественное и тихое.
… Князь Андрей вошел в комнату и остановился перед ней, у изножья дивана, на котором она лежала… Князь Андрей обошел диван и в лоб поцеловал ее».
   В дневнике 1863 год Лев Николаевич писал: «В промежутках я бегал, хлопотал уставлять диван, на котором я родился, в ее комнату».
    Как деталь бытовой обстановки, диван описан Толстым в восьми произведениях.
Большой интерес представляю т книги, которыми пользовался в Толстой в последние годы жизни. Верхняя часть полки занята энциклопедическим словарем Брокгауза и Ефрона. Внизу – книги преимущественно философского и религиозного содержания. Среди них – сочинения древнегреческого мыслителя Платона, французского писателя XVI века Монтеня, книги древнекитайских мудрецов и др. 
   В последние годы жизни соседняя с кабинетом комната была его спальней. Простая железная кровать, тумбочка, фаянсовый умывальник, два отцовских кресла с решетчатыми спинками, бюро-шифоньерка. Между прочим, Лев Николаевич никогда не позволял никому убирать за собой, сам наводил порядок в кабинете и в спальне, бережно относился к вещам, которые носил.
Комната Льва Николаевича Толстого
Фаянсовый умывальник
Тумбочка в комнате Льва Толстого

  На стенах портреты - Софьи Андреевны, дочерей Тани и Маши и отца, Николая Ильича.
  С родителями у Льва Николаевича были связаны особые чувства. В 20-е годы родители безвыездно жили в Ясной Поляне.
Силуэт Марии Николаевны Толстой
 (Волконской) в
9-летнем возрасте, Единственное
сохранившееся ее изображение
В 1823 году у них родился первый сын – Николай. После нескольких неблагополучных родов в 1826 году родился Сергей, в 1827 году – Дмитрий, в 1828 году – Лев. Единственная дочь – Мария – родилась в 1830 году. Вскоре после родов Мария Николаевна скончалась, поэтому младшие дети совсем не помнили мать. Л.Н. Толстой вспоминал: «Матери своей я совершенно не помню. Мне было 1,5 года, когда она скончалась. По странной случайности не осталось ни одного ее портрета, так что как реальное физическое существо, я не могу себе представить ее. Я отчасти рад этому, потому что в представлении моем о ней есть только ее духовный облик, и все, что я знаю о ней, все прекрасно, и я думаю – не оттого только, сто все, говорившие мне про мою мать, старались говорить о ней только хорошее, но потому, что действительно в ней было очень много этого хорошего»
Особенно поразительны страницы дневника, написанные семидесятивосьмилетним человеком,
где он, старик, пишет о непреходящем чувстве тоски по матери: «...Хотелось, как в детстве, прильнуть к любящему, жалеющему существу и умиленно плакать и быть утешаемым. Но кто такое существо, к которому бы я мог прильнуть так? Перебираю всех любимых мною людей — ни один не годится. К кому же прильнуть? Сделаться маленьким и к матери, как я представляю ее себе. Да, да, маменька, которую я никогда не называл еще, не умея говорить. Да, да, высшее мое представление о чистой любви, но не холодной, божеской, а земной, теплой, материнской. К этой тянулась моя лучшая, уставшая душа. Ты, маменька, ты приласкай меня».
   Когда Льву Толстому исполнилось 9 лет, умер отец, Николай Ильич.
Николай Ильич Толстой, отец
Льва Николаевича
«Я очень любил своего отца, но не знал еще, как сильна была эта любовь к нему до тех пор, пока он не умер. Помню, как он приходил к нам вниз и рисовал нам картинки, которые казались нам верхом совершенства. Помню, как он заставил меня прочесть ему полюбившиеся мне и выученные мною наизусть стихи Пушкина… Его поразил, очевидно, тот пафос, с которым я произносил эти стихи, и он, прослушав меня, как-то значительно переглянулся с бывшим тут Языковым. Я понял, что он что-то хорошее видит в этом моем чтении, и был очень счастлив этим».
  

   Следующая комната – Софьи Андреевны.
Комната Софьи Андреевны Толстой
  Она была человеком чрезвычайно работоспособным.
Швейная машинка в комнате
Софьи Андреевны. На ней сшиты блузы,
которые любил носить Лев Николаевич
На ней лежала забота о муже, о детях, о хозяйстве. Она шила, штопала, чинила, вышивала, кроила, она вело приходо-расходные книги, составляла меню, давала распоряжения по хозяйству. Здесь же она занималась литературным трудом. Написала две повести, автобиографию, вела дневник. Софья Андреевна занималась живописью. Над туалетным столиком висят пейзажи и натюрморты, написанные ею.
    За стеной кабинета, с северной стороны дома, расположены две смежные комнаты: «ремингтонная», или секретарская, и библиотечная. Эти комнаты Толстой шутя называл канцелярией. Они тоже меняли свое назначение. Здесь была и комната Софьи Андреевны в первые годы замужества, и детская, и комната дочерей, и комната для приезжающих. С 1907 года здесь стали работать секретари Толстого Н.Н. Гусев и В.Ф. Булгаков.
Вход в "ремингтонную"
    
У окна на маленьком столике стоит пишущая машинка системы «Ремингтон», на которой переписывались рукописи. В этих комнатах также размножались статьи, запрещенные царской цензурой.
Лев Николаевич Толстой в "ремингтонной"
  Летом, в жаркие дни, Толстой порой уходил из своего кабинета, окна которого выходили на юг, и работал в «ремингтонной».
   Современники рассказывали, как Лев Николаевич работал над своими произведениями. Раз написал что-то от руки, на другой день он вновь перечитывал тот текст, который был им написан вчера. В нем он делал поправки, вставки, часто зачеркивал. Почерк у него был неразборчивый и трудно читаемый. Чтобы ему было легче разбираться в написанном, ему переписывали набело этот самый текст к следующему утру. На другой день он вновь садился и снова перечитывал тот же самый текст свей работы, но уже в набело переписанном виде.
"Ремингтонная" комната
Бумагу он очень берег, поэтому старался вписать все приходившие ему мысли на полях страниц, между строчек, и так запутывал свои переходы, что порою невозможно было определить, какая фраза следует за другой. Эти перемаранные, перечеркнутые листы, с вновь вписанными фразами и мыслями, шли в переписку, а утром снова подавались ему в чистом виде. И опять он все перечитывал, перечеркивал, переделывал, как считал лучше и как ему подсказывало его художественное чутье, и так без конца, пока не добьется желательного для него выражения мысли.
Известно, например, что таким способом «Война и мир» были переписаны 4 раза, «Анна Каренина» - 7 раз, «Кавказский пленник» - 100 раз, в «Хаджи-Мурате» есть места, которые переделывались 132 раза!

Л.Н. Толстой и секретарь Н.Н. в "ремингтонной" за работой
  Обстановка секретарской скромна: диван, перед ним простой желтый стол с четырьмя ящиками, за которым раньше занимались дети, небольшой старинный полукруглый комод, венские стулья, два кресла, у двери столик, на нем копировальный пресс.
"Комната под сводами"
  Вернемся на первый этаж в «комнату под сводами». В «Воспоминаниях» Софьи Андреевны о приезде семьи Берсов летом 1862 года в Ясную Поляну по пути в Ивицы  написано: «Нам отвели внизу большую комнату со сводами, не только просто, но и бедно меблированную.. Стол был простой, березовый, сделанный домашним столяром. В потолок сводов вделаны были железные кольца, на которые вешали в старину седла, окорока и прочее, когда при деде Льва Николаевича, князе Волконском, комната была кладовой».

Картина И.Е. Репина "Л.Н. Толстой в "комнате под сводами" (1891 г.)
    По свидетельству близких, много раз эта комната меняла свое предназначение: была и детской,  столовой, и рабочим кабинетом в общей сложности около 20 лет! Здесь созрел план и написано начало «Войны и мира», «Отец Сергий», «Живой труп», «Крейцерова соната», «Хаджи-Мурат» и др. Здесь 27 ноября 1906 года на руках у отца умерла «самая большая радость» Толстого – его дочь Мария Львовна.
  И последнее место нашего «домашнего» путешествия – «комната для приезжающих». Так она называлась, потому что в ней гостили многие друзья, близкие, знакомые семьи Толстых: И.С. Тургенев, А.А. Фет, А.П. Чехов, И.Е. Репин, Н.Н. Страхов, Н.Н. Ге и многие другие.
"Комната для приезжающих"
В семье эту комнату называли также «нижней библиотекой» и «комнатой с бюстом». С конца 1871 и до конца 80-х годов здесь был кабинет Толстого. Илья Львович вспоминает, что отец, Лев Толстой, «в стене велел сделать полукруглую нишу и в ней поместил мраморный бюст своего любимого покойного брата Николая». «Кабинет папА, - пишет Илья Львович, - перегорожен пополам большими книжными шкапами, в которых много-много разных книг. Чтобы шкапы не падали, они связаны между собой большими деревянными брусками, и между ним сделана тонкая березовая дверь, за которой папашин письменный стол и его полукруглое старинное кресло. … На стенах оленьи рога, привезенные отцом с Кавказа, и одна оленья голова, набитая в виде чучела. На эти рога он вешает полотенце и шляпу. Тут же на стене висят портреты Диккенса, Шопенгауэра, Фета в молодости и известная группа писателей из кружка «Современника» 1856 года».
    В этом кабинете с 1873 по 1877 год была написана «Анна Каренина», здесь же писатель работал над «Азбукой» и незавершенными историческими романами из эпохи Петра I и декабристов.
    В этой комнате он пережил мучительные поиски правды жизни, моменты сомнений, острого недовольства социальной несправедливостью, о чем он со свойственной ему искренностью писал в «Исповеди»: «…со мной случился переворот, который давно готовился во мне и задатки которого всегда были во мне. Со мной случилось то, что жизнь нашего круга – богатых, ученых –не только опротивела мне, но потеряла всякий смысл. Все наши действия, рассуждения, наука, искусства, - все это предстало мне ка баловство. Я понял, что искать смысл в этом нельзя. Действия же трудящегося народа, торящего жизнь, представились мне единым настоящим делом. И я понял, что смысл, придаваемый этой жизни, есть истина, и я принял его».
   
   Перед мраморным бюстом брата изголовьем к простенку стоял гроб с телом Л.Н. Толстого, привезенный сюда 9 ноября 1910 года со станции Астапово. Тысячи людей, желавших отдать последний долг великому писателю и проститься с его прахом, прошли тогда через эту комнату, входя из передней и выходя через открытую настежь стеклянную дверь на террасу.

  Повторюсь, что обстановка дома и назначение комнат, вполне естественно, за долгие годы жизни семьи многократно менялись. Сейчас дом сохраняется в том виде, каким был в 1910 году, когда семья, жившая в нем, состояла из трех человек – Льва Николаевича, Софьи Андреевны и младшей дочери.

Дорогие читатели блога «BERGAMOT», надеюсь, что и вторая экскурсия по Ясной Поляне Вам понравилась! Но это еще не всё...  Продолжение этого путешествия следует...


Подготовить виртуальную экскурсию мне помогли: официальный сайт «Государственный мемориальный и природный заповедник «Музей-усадьба Л.Н. Толстого «Ясная Поляна»  и книга Ильи Владимировича Толстого «Свет Ясной Поляны» (М.: 1986 г.)

10 комментариев:

  1. :) экскурсия, Анна Владимировна!!! Наинтереснейшая!
    Такие потрясающе факты о жизни Л.Н. Толстого и его семье. Спасибо!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Виктория Александровна, очень рада, что экскурсия Вам понравилась!

      Удалить
  2. Замечательная подробная экскурсия. Узнала много нового!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Галина Станиславовна, рада, что мой пост оказался Вам полезен!

      Удалить
  3. Потрясающе! Спасибо, Анна Владимировна за экскурсию. Не просто познавательно, для себя открыла новые факты из истории семьи Толстых. В школе изучали, много читала, но как-то с возрастом все переосмысливается, хочется знать больше о великих людях, оставивших свой след в литературе, искусстве, политике...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Анна Борисовна, туляки гордятся тем, что их земляком был такой великий писатель! Мне хотелось, чтобы и читатели блога больше узнали о Льве Николаевиче! Спасибо за теплые слова!

      Удалить
  4. Анна Владимировна, а мне Вы снова напомнили очную экскурсию в Ясную Поляну. Конечно, многое мне известно, тем более только в этом учебном году в 10-м классе изучали "Войну и мир". Но снова, благодаря Вашему великолепному рассказу, с удовольствием окунулась в мир Толстых, в мир Ясной Поляны.
    Огромное спасибо!
    Конечно, тулякам есть кем гордиться! А Лев Николаевич - это такая наша глыба!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Ольга Николаевна, я рада, что Вам, как учителю литературы, угодила своими последними публикациями. Мне приятно, что получилось доставить удовольствием!

      Удалить
  5. Анна, большое спасибо! Такой интересный рассказ, для себя узнала много нового!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Анна, очень рада, что публикация оказалась полезной и интересной! Спасибо за отклик!

      Удалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...